ВТО

ВТО — эта такая организация, даже не только организация, это группа соглашений, к которым новая страна должна также присоединиться. Поэтому я и настаиваю на этом термине — не вступление в ВТО, а присоединение. Так вот — мы лет 5 назад уже были абсолютно готовы к этому. И Россия, как и другие вступающие в ВТО страны и давно находящиеся там, никогда не будет готова к этому. Что регулирует ВТО? ВТО регулирует мировую торговлю товарами и услугами. А это постоянно подвижная среда. Если хотите, это броуновское движение. Что такое правила ВТО? Это попытка придать этому движению определенный порядок, чтобы никто ни с кем не сталкивался. А если эти столкновения происходят, — найти какие-то процедуры, как смягчить эти удары. Вот что такое ВТО, если говорить кратко. Если же посмотреть исторические параллели — предвестником ВТО было генеральное соглашение по тарифам и торговле. Это соглашение зародилось в 1947 году, начало действовать чуть позднее, а вся последующая эволюция проходила на базе этого соглашения. С 1947 года начиная с 50-ти стран, соглашение превратилось в целую организацию международную, в которой участвует, если считать вместе с Россией, когда пройдет ратификация, 156 стран мира. Или даже 157 — после нас еще присоединилось государство под названием Самоа. Я думаю, не все найдут его на карте...

Мы действительно очень долго вели переговоры. Что самое главное? Сегодня существует очень много мифов и опасений. Отчасти они оправданы. Потому что, конечно, это новая среда. Отчасти они явно преувеличены. Причем преувеличены они в основном потому, что уровень знакомства бизнеса с правилами и нормами ВТО пока недостаточен. Это большое поле деятельности для ТПП России и всей системы Палат. Потому что эти знания мы можем нести только через наши территориальные Палаты. Кстати, с гордостью могу отметить, что первая конференция в этом году проходила на Нижегородской земле. Я выступал перед членами нижегородской Торгово-промышленной палаты и рассказывал, что нас ожидает. Поэтому вопрос о том, готовы ли мы к вступлению в ВТО — вопрос, скорее философский. Это как с правилами дорожного движения — готовы мы их соблюдать или нет, знаем их или нет, а жить по ним придется.

— Кстати, о правилах дорожного движения. Говоря о том, как подготовить российский бизнес к вхождению к ВТО, для предпринимателей обещали сделать так называемую «дорожную карту» — с правилами, как вести бизнес в условиях ВТО. Ее сделали?

— «Дорожная карта» — это замечательная вещь. Она пришла из дипломатического языка: когда нужно разрешить политические конфликты и противоборствующие стороны никак не могут договориться, составляется своего рода карта, где расписывается, что надо сделать и когда это надо сделать. Главное — видна конечная цель. На сегодняшний день благодаря Агентству стратегических инициатив разработаны, и правительство их одобрило, четыре «дорожных карты». Нам представляется, что для российского предпринимательства они освещают самые важные ключевые вопросы. Первая «дорожная карта» посвящена очень больной теме. Мы знаем, что такое подключение к электросетям. Попробуй развивать любой бизнес, если у тебя нет розетки, куда ты можешь подключиться и начать работать. Карта посвящена доступности электроэнергии для развития предпринимательства.

Не могу сказать о значимости второй «дорожной карты» — она посвящена строительству. Это тоже очень больная тема. И процедуры, связанные с получением разрешения на строительство, невероятные. Ни в одной стране мира такого нет, когда необходимо получить такое количество разрешений и когда сама подготовка проекта и строительство здания или сооружения занимает меньше времени, чем процедура получения различных согласований.

Третья «дорожная карта» — это поддержка экспорта. Экспортный потенциал у России огромен. Но если посмотреть на то, что мы можем экспортировать и что могло бы пользоваться спросом на мировом рынке, и посмотреть статистику — что мы реально экспортируем, это два процесса, находящиеся в разных плоскостях, и не совпадающие. «Дорожная карта», посвященная поддержке экспорта, на многие вопросы отвечает.

И, наконец, четвертая карта, где и экспортеры, и импортеры, и потребители могут вздохнуть с облегчением, потому что она посвящена целиком и полностью упрощению таможенных процедур. Наверное, реализация последней «дорожной карты» будет самым сложным делом. У нас с лета прошлого года в полном формате заработал Таможенный союз трех государств — России, Белоруссии и Казахстана, а с 1 января мы живем в условиях единого экономического пространства. И теперь, когда мы говорим о четвертой «дорожной карте», ее реализацию мы должны сопрягать с усилиями наших партнеров по Таможенному союзу.

Я думаю, что реализация этих четырех «дорожных карт» — это то, что сегодня для бизнеса самое необходимое, эти 4 темы звучали очень основательно в предвыборной кампании и в статьях нашего президента Владимира Путина. Сейчас правительству даны абсолютно конкретные поручения с прописанными сроками реализации. Бизнес готов включиться. И что важно, формулировали эти дорожные карты представители бизнеса, в том числе — и Торгово-промышленные палаты.

— Много говорят о том, что государство должно помочь бизнесу в условиях присоединения к ВТО. Как вам кажется, государство выполняет эту функцию или могло бы сделать что-то еще?

— У бизнеса сегодня другая точка зрения: «Вы нам не мешайте! Все остальные проблемы мы решим сами». Если же говорить серьезно, с точки зрения ВТО это действительно шанс и для бизнеса, и для правительства — показать, что мы — партнеры. Раз мы идем в эту организацию, то мы реализуем заявленные цели. И вообще, смысл вхождения в ВТО только в том и заключается, что наши чиновники, работающие в Женеве в секретариате ВТО и работающие в Минэкономразвитии, будут опираться на четкие сигналы бизнеса: что мешает бизнесу на зарубежных рынках, какие препятствия есть по продвижению нашей продукции на внешние рынки, что нужно улучшить в нашей бизнес-среде. В этом смысл всей нашей работы, партнерства. Калька с английского — Public parthner ship — государственно-частное партнерство — в русском языке приобрело несколько другие акценты: частно-государственное партнерство. Частный бизнес должен научиться работать с правительством и говорить, что улучшить, где еще законодательная база, правоприменительная практика не соответствует реалиям. Открывается большое поле деятельности для таких структур, как Торгово-промышленные палаты, как Российский союз промышленников и предпринимателей, Деловая Россия, ОПОРА России — потому что это те каналы связи, которые и должны быть между бизнесом и властью. Не хочу обидеть своих коллег из РСПП, Деловой России и ОПОРЫ России, что касается связи бизнеса и власти, мы — ближе всего: от Торгово-промышленной палаты России, которая находится на Ильинке, до Красной площади всего 300 метров. Тем более, что ТПП — это действительно открытая площадка, куда приходят предприниматели и обсуждают разные вопросы. Это действительно так.

— Говоря о сегодняшней конференции, — что Вы надеетесь получить в итоге?

— Во-первых, хотелось бы еще раз подчеркнуть, что будущее российской экономики, главная ее опора — это малый и средний бизнес. Пока у нас доля в ВВП, создаваемая этим сегментом, не будет достигать хотя бы половины, мы не сможем модернизировать производство, мы не можем встать на путь инновационного развития. Собственно говоря, инновации и рождаются-то в малом бизнесе. Это первая сверхзадача. Вторая сверхзадача, поскольку эта конференция носит специфический характер, чтобы все слои бизнеса, особенно средний и малый бизнес, четко понимали: бывает землетрясение, бывает наводнение — бороться с ними бесполезно. Так и с ВТО: не надо бороться, но нужно готовиться — нужно знать, что это такое, нужно четко понимать, чего можно добиться благодаря ВТО и какие возникают угрозы и вызовы. А главная из них — это усиление конкуренции. Хорошо это или плохо? Конкуренция — это основной двигатель движения бизнеса, и так развиваются все страны мира. Это первое. И второе — даже когда мы занимаемся производством и создаем материальные ценности, мы работаем в интересах потребителя. Он главный участник рынка. И чем выше будет степень конкуренции, тем будет лучше для него. И для нас с вами. Мы тоже в конечном счете — потребители.